«В Казахстане впервые отмечен рост розничных инвесторов», — Елена Бахмутова

"В Казахстане впервые  отмечен рост розничных инвесторов", - Елена Бахмутова

Несмотря на продолжающуюся пандемию, 2021 год для Казахстана оказался лучше, чем ожидали аналитики. Цифровизация в сфере государственных и финансовых услуг позволила существенно повысить инклюзивность на финрынке. Произошел рост розничных инвесторов, а также безналичных платежей. Для казахстанцев стали доступны их пенсионные активы. Борьба с изменениями климата и внедрение принципов экологической, социальной и управленческой ответственности (ESG) стали не просто словами, а новой реальностью.
Однако высокая инфляция, необходимость бюджетной консолидации, повышение доходов бюджета, сокращение нефтяного дефицита, оптимизация расходов и сворачивание масштабных госпрограмм — останутся вызовами для экономики страны в 2022 году.
О том, как прошел год и с чем экономика страны столкнется в 2022 году рассказала председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена БАХМУТОВА.

— Елена Леонидовна, как пандемия повлияла на финансовый рынок Казахстана в 2021 году?

— Если говорить о банковском секторе, то основные показатели вполне обнадеживающие. Имеющиеся данные за 10 месяцев 2021 года можно использовать для оценки всего года. Так, совокупные активы коммерческих банков страны выросли на 15,5%, а ссудный портфель на 16,1%. Если говорить о качестве активов, то здесь наблюдается позитивная динамика. Доля NPL90+ существенным образом снизилась и сейчас она составляет 4,1% от общего ссудного портфеля, а займы, имеющие признаки обесценения, не превышают 10%. Наблюдается и рост собственного капитала в банковском секторе, который составил 13,1% за 10 месяцев 2021 года. Думаю, что примерно те же темпы сохранятся и в годовом исчислении. Чистый доход превысил 1 трлн тенге по банковскому сектору.

Можно констатировать, что пандемия и периодические локдауны на текущий момент оказывали менее негативное воздействие, чем ожидалось большинством аналитиков. В первую очередь благодаря беспрецедентным мерам, которые были предприняты государством для поддержания бизнеса. Ощутимую поддержку бизнесу и гражданам оказали предоставленные банками отсрочки платежей и реструктуризации по займам.

Такую же позитивную динамику демонстрирует и страховой сектор. Активы выросли на 17,5%, страховые премии — более чем на 21%, собственный капитал вырос на 23,8%.

Хорошие результаты можно отметить в развитии рынка ценных бумаг, так капитализация рынка акций увеличилась сразу на 72,3%, а объемы ГЦБ выросли на 8,4%.

Рост ВВП в истекающем году уже достиг 3,8%, по предварительным оценкам правительства.

Однако недавно появился очередной «чёрный лебедь» в виде нового штамма «омикрон», который уже вызвал череду ограничений в Европе. Но это вызов скорее будущего года, тем более, что в Казахстане ситуация с заболеваемостью пока стабильна.

— Из-за пандемии многие компании ушли в онлайн, отправили сотрудников на удаленную работу, изменился ли в этом плане финансовый сектор в этом году?

— Год оказался лучше, чем ожидали. Низкий старт 2020 года позволил достичь значительных темпов роста по большинству отраслей экономики, отмечен рост реальных доходов населения.

На финансовом рынке активно внедрялись новые продукты, росли безналичные платежи и каналы их предоставления, расширялись возможности для удаленного обслуживания клиентов, увеличивался доступ к отдельным государственным услугам, благодаря интеграции с государственными базами данных через банковские приложения. Эти явления коснулись как юридических, так и физических лиц.

Цифровизация в сфере государственных и финансовых услуг позволила существенно повысить инклюзивность на финансовом рынке. Впервые за многие годы отмечен прирост розничных инвесторов на рынке ценных бумаг, который составил 47%. В текущем году были созданы предпосылки для расширения онлайн услуг по добровольным видам страхования и возможности для будущего онлайн урегулирования страховых выплат по отдельным видам обязательного страхования. Такой прорыв в росте доступности финансовых услуг через удаленные каналы стал возможным за счет либерализации законодательства, а также благодаря внедренным инновациям в бизнес-процессы самих финансовых организаций.

В 2021 году отдельные банки ушли с рынка. Результатом стала дальнейшая консолидация банковского сектора, который по-прежнему представлен исключительно частными игроками, кроме государственных институтов развития. Благодаря высокому уровню инноваций, присущему ведущим игрокам на финансовом рынке Казахстана и здоровой конкурентной среде, клиентам стал доступен широкий выбор финансовых услуг и уровень сервиса, не уступающий стандартам развитых стран.

— Какие знаковые события, которые повлияли на экономику страны, Вы бы отметили в 2021 году?

— Я бы выделила несколько знаковых направлений, которые создают тренд на будущее.

Во-первых, рост розничных инвесторов. Это расширяет базу инвесторов, способствует росту ликвидности на рынке ценных бумаг и появлению новых эмитентов. Оказывает позитивное влияние на рост финансовой осведомленности населения.

Во-вторых, рост безналичных платежей. Это новые технологии, сокращение издержек бизнеса в среднесрочном периоде, снижение теневой экономики и уклонения от уплаты налогов, рост финансовой грамотности населения и цифровизация процессов в деятельности малого и микро бизнеса.

В-третьих, передача пенсионных активов в частное управление сверх порога достаточности и расширение возможностей для заключения пенсионных аннуитетов. Это даёт толчок для роста фондового рынка в силу расширения инвестиционных возможностей для компаний по страхованию жизни. Кроме того, это создает стимулы для повышения осведомленности граждан, передавших свои накопления в частное управление о правилах работы фондового рынка, перспективу перехода части таких вкладчиков в сегмент квалифицированных инвесторов.

В-четвертых, новые инициативы в области противодействия изменению климата и принципы ESG, которые окажут прямое воздействие в будущем не только на развитие экономики в целом, но и прямо на деятельность финансового сектора и его услуги.

В-пятых, появление нового бюджетного правила, которое начнет действовать с 2023 года. Оно предусматривает сбалансированность государственных финансов и осмотрительное отношение к использованию Нацфонда. Должно соблюдаться несколько ограничений: валютные активы Нацфонда не должны изыматься при достижении порога в 30% от ВВП, трансферты из Нацфонда в бюджет не должны превышать величину ежегодных поступлений, рассчитанных на базе заданной цены на нефть (цене отсечения). Это новое правило повысит дисциплину расходования бюджета. Оно направлено на необходимость повышения доходной части бюджета, а также эффективное и осмотрительное планирование расходной части бюджета, в том числе оптимизацию государственных программ.

— Вы сказали, что в этом году видите рекордный прирост капитализации рынка акций. С чем это связано?

— Это связано с активностью на фондовом рынке, а также с тем, что на KASE стали торговаться иностранные акции. Если в целом говорить о росте активности на РЦБ, то стоит отметить повышение роли Минфина в формирование кривой доходности за счет выпуска ГЦБ в востребованном сегменте от 2 до 5 лет. Ранее кривая доходности была только до года и формировалась на основании доходности нот Национального банка.

Ожидается, что в будущем году на рынке активизируются эмитенты корпоративных облигаций, при этом эмитенты из числа МСБ вправе рассчитывать на частичное субсидирование ставки вознаграждения за счет бюджета в рамках госпрограмм.

— Есть ли у Вас информация о казахстанских компаниях, которые собираются выходить на IPO в свете роста количества розничных инвесторов?

— К сожалению, выход на IPO крупнейших нацкомпаний несколько задерживается. Но недавно были вновь объявлены сроки на 2022-2023 годы. Надеюсь, что они будут соблюдены. IPO должно происходить одновременно на двух казахстанских площадках, чтобы обеспечить широкий доступ отечественным розничным инвесторам.

Кроме того, рынок ожидает, что будет IPO других частных компаний. К примеру, розничная сеть «Magnum Cash&Carry» рассматривает такую возможность для развития бизнеса, о чем ее руководитель публично заявлял. Однако эта опция должна ещё быть тщательно оценена.

— Какие меры Нацбанк и правительство должны предпринять для сдерживания инфляции? Как вы оцениваете то, что уже сделано?

— По оценкам национального банка, к концу 2022 года она не превысит 6 — 6,5%. В дальнейшем цель прежняя, то есть 4-6% с понижением до 3-5% в горизонте 5 лет. План совместных действий Нацбанка, правительства и местных исполнительных органов принят. Удалось снизить инфляцию по итогам ноября с 8,9% до 8,7%. К концу года есть прогнозы по ее снижению до 8,5% в среднегодовом значении.

Казахстан — открытая экономика. Цены на продукты питания в мире выросли на 40%, инфляция в США достигла максимума за 30 лет — 6,4%, в России — 5-летних максимумов достигла или 8,1%. Доля России в импорте товаров превысила 41%. Объективно существует влияние инфляции в странах-импортерах на показатели инфляции в Казахстане.

Нужно помнить о том, что фискальный стимул был достаточно высоким в 2019 и 2020 годах из-за пандемии, это отразилось на инфляции не только в нашей стране, но и во всём мире. Меры противодействия пандемии стимулировали эмиссию денег, что способствовало росту цен. Еще один объективный фактор, который повлиял на рост инфляции, это то, что во время пандемии нарушились цепочки поставок, возникли перебои с производством и поставкой сырья и комплектующих деталей.

Требуется время для восстановления производства, логистики, на абсорбирование избыточной ликвидности, давящей на экономику. Для Казахстана критически важно, чтобы были скоординированы действия фискальные и монетарные. Когда Национальный банк поднимает базовую ставку и ужесточает монетарную политику, действия правительства и местных органов не должны создавать массированных фискальных стимулов в виде роста расходов и льготного кредитования.

— Как Вы считаете, возможно ли будет к концу 2022 года снизить инфляцию до 6 — 6,5%?

— Я полагаю, что это вполне реализуемо, если исключить форс-мажор в виде крупных внешних шоков. Ситуация в мире нестабильна, нарастает санкционная риторика, угроза военных конфликтов. В Европе опять локдауны. Эти события, безусловно, окажут негативное воздействие.

— Ожидаются ли какие-либо изменения в банковской сфере в 2022 году?

— Рынок был очищен в достаточной степени от слабых игроков. Большинство банков, которые проходили внешнюю оценку качества активов в 2019 году, сейчас находятся в состоянии исполнения плана корректирующих мер по выявленным в рамках оценки качества активов (AQR) уязвимостям.

Последние уходы банков с рынка носили рыночный характер, никакого спасения со стороны государства не было, деньги теряли сами акционеры и крупные инвесторы.

Что касается системообразующих банков, по отношению к ним и надзор более пристальный и угроза такого ухода для системообразующих банков явно не просматривается.

Хочу отметить, что за прошлый год рейтинговые агентства повысили рейтинги по 6 банкам, а по другим — подтвердили их на существующем уровне. Это внешнее подтверждение того, что банки выдержали удар пандемии и имели достаточный запас в виде капитала и ликвидности.

— Что ожидать финансовому рынку в 2022? Будут ли какие-нибудь изменения, новые игроки?

— Если не будет никаких внешних шоков, то перспективы на 2022 год для экономики Казахстана благоприятные. Из вызовов можно назвать — инфляцию, необходимость бюджетной консолидации, повышение доходов бюджета, сокращение дефицита (в первую очередь ненефтяного), оптимизацию расходов, сворачивание масштабных госпрограмм, которые были существенно расширены в период пандемии.

Если говорить о финансовом рынке, то это развитие рынка ценных бумаг. Продолжится развитие инфраструктуры рынка ценных бумаг, в том числе в направлении достижения синергии между МФЦА и отечественным финансовым рынком.

Я думаю, что еще одним трендом будущего года будет определение сроков для запуска цифрового тенге. Также в 2022 году станут реальностью и инициативы Нацбанка в области национальной платёжной системы, это система мгновенных платежей и межбанковская система платежных карт.

Также нужно всерьез готовиться к тому, что принципы ESG станут не просто модным трендом, а реальностью. У Казахстана в этом вопросе большие вызовы, потому что экономика в значительной мере зависит от невозобновляемых источников энергии, особенно от таких загрязняющих внешнюю среду, как уголь. Понятно, что отказаться от угля сразу невозможно, для этого нужны огромные инвестиции и поведенческие изменения.

Все это требует серьезных, масштабных изменений и начинать нужно уже со следующего года. Требуется осознать роль и место Казахстана в новом разделении труда, когда мир перейдет в новый формат, полностью цифровой с искусственным интеллектом, с альтернативными возобновляемыми источниками энергии. Нужно чтобы Казахстан и в первую очередь его трудовые ресурсы, его научные кадры отвечали таким вызовам. Многократно возникает необходимость в осмотрительном расходовании накопленных активов в Национальном фонде и принятии будущих обязательств бюджета.

— Каким будет курс тенге в 2022 году?

— Курс тенге — это производная от всего того, о чем я уже сказала. Ситуация с платежным балансом улучшается за счет роста объемов экспорта. По данным Нацбанка, в перспективе есть вероятность достижения положительного сальдо текущего счета. Чем будет лучше состояние платежного баланса и его текущего счета, тем меньше будет оказываться давление на тенге.

Однако есть еще и внешние процессы. Если ФРС США будет поднимать ставку, то это уже является косвенным давлением на тенге. Индекс доллара поднимается — тоже негатив для развивающихся рынков, к которым Казахстан принадлежит. То, что на отечественном рынке ГЦБ присутствует значительное количество иностранных инвесторов, помогает притоку иностранной валюты, что способствует укреплению тенге. Однако в случае масштабных изъятий приводит к росту волатильности на валютном рынке. Также есть ряд внешних факторов: санкции в России, военная риторика, волатильность цен на нефть и прочее. Все это оказывает воздействие на обменный курс. Поскольку Нацбанк придерживается принципа таргетирования инфляции и свободно плавающего обменного курса, то обменный курс тенге зависит от многих факторов и формируется в зависимости от спроса и предложения на валютном рынке.

Для ограничения своих валютных рисков бизнес должен научиться пользоваться инструментами хеджирования, которые постепенно появляются на рынке.

— Спасибо за интервью!


Источник: interfax.kz