«Это все равно что сметана стоит дешевле молока», — эксперт Байдильдинов о ценах на ГСМ в Казахстане

Эксперт сферы энергетики Олжас Байдильдинов доступно разъяснил ситуацию на топливном рынке Казахстана, о дефиците дизеля и ценах на ГСМ, сообщает newdesk.kz со ссылкой на 7 канал.

Ситуация этого года на самом деле отличается от предыдущих. В предыдущие годы мы действительно зависели от поставок из РФ примерно на 40 %  по высокооктановому бензину, примерно на 15-20 % по дизельному топливу, мы не покрывали свои внутренние потребности. После модернизации НПЗ мы вышли на тот уровень, когда мы покрываем все свои потребности, вот в сюжете была фраза мы добываем нефть и не можем себя обеспечить 23 52 Дело в том, что мы сейчас обеспечиваем не только себя, но и все соседние страны и именно из-за этого у нас возникает дефицит, — сообщил Олжас Байдильдинов.

«Правительством были внедрены и введены заградительные меры. Сейчас вывоз ГСМ запрещен автомобильным транспортом, железнодорожным он возможен по плану поставок, но фактически этих поставок также нет, тем не менее топливо вывозят теневым экспортом в грузовых автомобилях, переделанных автомобилях. До 2-3 тысяч литров можно переделывать грузовые автомобили, именно бензобаки и вывозить это топливо. Наверное, все видели эти видео как в РФ, к примеру, вывозят топливо. В среднем этот рейс приносит 100 -150 тысяч тенге чистой прибыли, а в день можно делать несколько таких рейсов, в месяц посчитайте какая это огромная сумма. Это продолжается примерно с 2019-го года, когда соседние рынки стран оторвались очень сильно от Казахстана, а у нас цены оставались стабильными. В 2019-м году, я говорил, у нас 92-й бензин должен стоить в районе 200 тенге, сейчас этот прогноз должен быть выше», отметил эксперт.

Сейчас по дизелю у нас была цена 200 тенге за литр. Давайте оттолкнемся от нее, августовская цена. В РФ сейчас цена 280-300 тенге за литр, в некоторых субъектах РФ она уже давно шагнула за 300, и это именно «лето», это не зимнее топливо. В Кыргызстане 260-270, в Узбекистане — 360, в Китае — свыше 440 тенге за литр. У нас кратная разница с некоторыми странами, естественно, весь транзитный транспорт заправляется у нас. Он едет с полупустым баком до границы, им, безусловно, это выгоднее.

Мы обеспечиваем себя и мы еще субсидируем экономику Кыргызстана или Узбекистана, которые везут свои товары в Россию. У нас сейчас такая роль. Мы до модернизации в 2017 году производили 4 млн тонн дизельного топлива, по итогам 2021 года произведем где-то 4,9 млн тонн, примерно на 25% мы выросли за 4 года. У нас на 25 % за 4 года не выросло потребление, не выросла промышленность, не выросло сельское хозяйство, — это вывоз топлива. Его оценка, примерно, не менее 500 тысяч тонн в год, то есть, этот дефицит возникает по причине вывоза, — особо подчеркнул Байдильдинов.

«Вывозят ГСМ и практически ежедневно можно встретить в новостях, как задержали какие-то нелегальные партии. Кыргызстан периодически находит различные трубопроводы по которым качает нефтепродукты, потому что это очень выгодный бизнес», — отметил спикер.

Местечковая коррупция, содействие нелегальному вывозу ГСМ чиновниками на границе, — это очень дорого обходится нашему топливному рынку. Нужно навести там порядок, на границе. А по поводу модернизации, Касым-Жомарт Кемелевич совершенно справедливо критиковал заводы и говорил, что мы должны были сократить этот межсервисный интервал после модернизации, но как видим он все таки остается, — высказал свое мнение эксперт сферы энергетики Олжас Байдильдинов.

«Завод он как автомобиль, ему ежегодно нужно менять масло, проверять ходовку и тд, но завод это сложный механизм его нужно останавливать, чтобы проверять емкости, это пожароопасный объект. Раз в три года проводится капремонт и каждый год плюс минус это текущие ремонтные работы. Но этот межсервисный интервал, о котором говорили, что он должен сократиться, он по факту не сократился и к нефтеперерабатывающим заводам, действительно, есть вопросы», — сказал Олжас Байдильдинов, говоря о модернизации НПЗ в Казахстане.

Ситуация улучшится, в конце октября завершатся работы на ПНХЗ. Безусловно, дефицит к тому времени пройдет, но мы этот дефицит пройдем, но по аналогии также как и волнами коронавируса может накрывать «Атырауский штамп», это если Атырауский встанет на ремонт, «Шымкентский штамп», если в Шымкенте встанет на ремонт. И этот «коронавирус», этот ценовой дисбаланс он все равно будет до тех пор, пока мы не придем в определенный ценовой паритет с соседними странами. И сейчас для понимания, я эту цифру всегда привожу, 200 тенге за литр стоило дизельное топливо и если мы умножим эту цифру на 159, разделим это на 430, 159 литров — это в баррелях, разделим на курс. Мы получим, что дизельное топливо у нас на внутреннем рынке продавалось по 74 доллара за баррель. При этом мировая цена свыше 80, — дал свой прогноз и оценку эксперт.

«Распространенный тезис о том, что мы живем в нефтедобывающей стране и у нас должен быть дешевый бензин, на самом деле так и есть. У нас дешевый бензин, мы в топ-10 стабильно по самому дешевому топливу в мире. При этом на сегодняшний день нефть на нефтеперерабатывающие заводы «заходит» по цене примерно 18-25 долларов за баррель – это официальные данные Казмунайгаза. Примерно половина нефти обеспечивается нашей национальной компанией. Мировая цена в районе 80. Себестоимость добычи в Казахстане достаточно высокая, у нас «тяжелая» нефть, она в районе 40 долларов за баррель. Нефтяные компании поставляют нефть на внутренний рынок в рамках контрактных обязательств ниже себестоимости и это еще с 2019 года, то есть, длится уже больше 2 лет. Естественно, в этих условиях цена в любом случае будет расти. При этом мы видим какая цена во всех соседних странах. Это все равно что сметана стоит дешевле молока. В экономике такого быть не может, естественно, этот дисбаланс рано или поздно сыграет, он и сыграл», — отметил спикер.

Необходимо принятие очень срочных мер, это если мы столкнулись с кризисом на месяц, то может быть его еще переживем. Если мы будем это ежегодно ощущать, то нужно заградительные меры вводить. Естественно, это во-первых границы. Во-вторых нужно перестать заправлять по внутренним ценам весь иностранный транспорт. Они заправляются в своих странах по ценам гораздо выше. Мы не должны субсидировать эти перевозки, наш внутренний рынок должен стоять в приоритете, а иностранные автомобили, и я говорю не только о грузовых, просто легковые автомобили, которые зарегистрированы в России, Кыргызстане, Армении. Они не платят налог на транспорт у нас в Казахстане и должны покупать наше топливо дороже. А эта цена более дорогая, она не должна входить в уровень и расчет инфляции, — добавил Олжас Байдильдинов.

«Водители транзитных фур в любом случае будут заправляться этим топливом, допустим в России, по ценам гораздо выше. Здесь сейчас вопрос насколько выживет внутренний рынок, сможем ли мы этот дефицит пережить, видите автобусы не выходят на линию и тд. Здесь нужны четкие приоритеты и сказать: «Ребята внутренний рынок сейчас важнее, давайте прекращайте все схемы по серому экспорту, проверяйте на границе». И эти меры я еще озвучивал весной» — разъяснил эксперт сферы энергетики.

У нас сейчас в Казахстане нет какого-то министерства, которое отвечает за один какой-то вопрос, у нас, как правило, это лежит в области нескольких центральных госорганов и МИО, это 3-4 министерства должны собрать, акиматы и вместе с силовиками предпринимать меры. Но пока мы видим, что этого еще нет, — заключил Олжас Байдильдинов.

Будьте первым "«Это все равно что сметана стоит дешевле молока», — эксперт Байдильдинов о ценах на ГСМ в Казахстане"

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*