Как Halyk пережил этот год и что приготовил своим клиентам в следующем — интервью

Председатель правления Halyk Bank Умут Шаяхметова в эксклюзивном интервью Atameken Business рассказала об итогах года уходящего и трудностях наступающего.  

Как западные санкции в отношении России отразились на банковском секторе Казахстана, как увеличить собственные сбережения? Почему быть банкротом плохо и каково это – быть женщиной в мужском скучном мире финансов и цифр?

– Ваша работа в обывательской среде считается немного скучной.  Ведь многие уверены, что в мире цифр нет ничего интересного, кроме прибыли, разумеется. Согласны ли Вы с этим?

– Я понимаю, почему так думают обыватели, я и сама раньше была такого же мнения. В начале своей карьеры, когда я решала, куда пойти работать, я думала, что буду работать в сфере дипломатических отношений. Я окончила Университет Дружбы народов, мечтала о загранкомандировках, делегациях, переговорах, встречах и, будучи достаточно коммуникабельной, я считала, что это будет моим призванием, и точно не ожидала, что пойду в сферу финансов. Мое представление о банке в те времена сводилось к бухгалтерам, которые считают на счетах, и я думала, что в банках должно быть очень скучно. Тем не менее, когда я получила степень МВА и попала на работу в западный банк, я поняла, насколько это интересный и живой вид деятельности. Да, работать в банке непросто, я бы даже сказала, сложно. Действительно нужно иметь технический склад ума и определенные профессиональные навыки, но при этом надо уметь коммуницировать, особенно с клиентами, ведь банк – это прежде всего сервис, где клиент всегда прав, даже если тебе это не нравится. Работая в банке, нужно постоянно работать над собой, прокачивать свои soft skills и hard skills – это работа, в которой ты постоянно находишься в движении, и это очень интересно. Мне лично это нравится, даже несмотря на все трудности, особенно этого года.

– Я согласна с Вами, что эта работа очень интересная. И Вы еще добавили, что она же и сложная. Как по-Вашему, что стало главным вызовом для Halyk Bank в этом году?

– Здесь стоить начать с того, что 2022 год был очень сложным, это был год больших вызовов, причем не только для Казахстана, но и для всего мира. Это и глобальная инфляция, повышение базовых ставок, ухудшение финансовой ситуации в самых разных местах и сферах, нельзя также не упомянуть и военные действия в сопредельных странах. Все это отражается и на общей ситуации, и на деятельности банков в том числе. Если же говорить только о Казахстане, то это еще и январские события, где мы также пострадали. Некоторые отделения Halyk Bank были разгромлены и даже сожжены, но, несмотря на все это, мы быстро мобилизовали все наши силы и работали, даже когда не было Интернета. Я бы сказала, что каждый месяц приносил новый «сюрприз», когда было необходимо принимать сложные управленческие решения и брать ответственность за них. Поэтому весь год мы работали в очень напряженном ритме, в том числе и из-за мировых санкций против России.

– Вы правы! Говоря о глобальных вызовах для Казахстана, нельзя не отметить влияние международных санкций. Как по-Вашему, они сказываются на банковском секторе нашей страны?

– Разумеется, такое влияние есть, из Казахстана ушли крупные российские банки, параллельно есть ограничения по деятельности некоторых компаний и операций. Самый яркий пример тому – март. Если вы помните, тогда западные банки перестали продавать Казахстану валюту, и в отечественных банках возник дефицит наличных долларов, был ажиотаж среди населения. То есть нам запретили продавать наличность гражданам России, и это сказалось и на казахстанцах. Как мы видим, получается, что даже отдаленные санкции напрямую влияют на казахстанский финансовый рынок.  Из-за этой ситуации нам пришлось адаптироваться и перестроить свои внутренние процессы, определенные виды операций и вовсе были закрыты, в том числе ограничен прием карт системы «МИР», хотя сейчас, кстати, транзакции по этим картам вновь разрешили.  Поэтому санкции имеют прямое отношение к нам, и приходится прилагать больше контроля, чтобы их не нарушить, потому что это очень больно. Я надеюсь, что Казахстан и наша компания никогда не попадут в какой-либо санкционный список, а будут процветать и достигать новых вершин.

– Кстати, об успехах, были ли какие-либо достижения вашего банка, которые Вы могли бы отметить? Или же ввиду всей этой непростой ситуации об успехах говорить не приходится?

– Достижения, несомненно, есть. В первую очередь, наш банк подтвердил уровень своих рейтингов.  То есть, проходя такие кризисы, Halyk Bank доказывает нашу надежность и финансовую устойчивость. Мы продолжаем развиваться, инвестируем, нанимаем людей, улучшаем цифровые сервисы и проводим различные маркетинговые акции. Мы не стоим на месте, ведь сейчас, чтобы быть в тренде и поспевать за окружающим миром, нужно быть еще быстрее, лучше, сильнее. К тому же в конце года мы завершили две крупные сделки по продаже своих активов в Таджикистане и России, и я считаю, что мы очень хорошо завершаем этот год.

– А с чем связаны продажи дочерних банков в этих странах?

– Сейчас много спекуляций на эту тему. Говорят, что Halyk сокращается, сдает позиции, но на самом деле все гораздо проще. Если говорить про Таджикистан, то решение о продаже было принято еще в 2021 году, просто в тот момент мы не смогли найти подходящего покупателя. В целом было много обращений, но нам было важно, чтобы потенциальный владелец имел прозрачные доходы, источник средств, чтобы мы знали, кто покупает, что это за компания. Мы достаточно долго и тщательно выбирали, кому продать банк, поэтому таджикская сделка закончилась только в конце 2022 года.  Если же говорить о России, то на это решение повлияли и введенные санкции, мы видели, что развитие нашего банка в этой ситуации будет затруднительным, да и объем активов и капитала, который был у нас в России, небольшой – 61 млн долларов США. Сделка также прошла достаточно хорошо, что позволяет нам сконцентрироваться на качестве внутреннего сервиса.

– Умут Болатхановна, в самом начале интервью Вы отметили, что банк – это прежде всего сервис. А в наш век технологий хороший сервис помещается  в мобильном приложении. И ваш банк достаточно активно развивается в этом направлении.  И все же какие еще банковские услуги вы планируете в ближайшее время перевести в онлайн-формат?

– Сегодня мы максимально все переводим в онлайн-формат. У нас есть отдельные приложения для юридических Onlinebank и для физических лиц Halyk Homebank, в которые внедряются сервисы наших дочерних компаний: страхование, брокерские услуги и многое другое. Есть очень хороший кейс с IPO «КазМунайГаза», где мы стали самым крупным брокером – 71% всех заявок физлиц поступили именно через наше мобильное приложение Halyk Homebank, cчитаю это очень хорошим достижением. Кроме того, мы сейчас развиваем наш маркетплейс HalykMarket и развиваем цифровые сервисы во многих других сферах.

– Могу добавить, что достаточно вспомнить многочисленные отзывы иностранных гостей и релокантов о высоком развитии онлайн-сервисов. И тогда действительно становится понятным, что мы в этом плане впереди всей планеты. Согласны ли Вы с этим? Правда ли, что мы настолько развиты?

– Думаю, что это мнение весьма объективное, учитывая, что это говорят люди, которым есть с чем сравнивать. Радует, что сравнение идет в пользу Казахстана. Наша страна входит в десятку стран мира с самым высоким уровнем цифровизации, и банковский сектор не исключение. Я считаю, что наш рынок онлайн-сервисов и банковских приложений один из самых передовых в мире, причем не только с точки зрения IT-решений, но и с точки зрения гибкости законодательства. Стоит отдельно отметить цифровые госуслуги и госсервисы.

– Я согласна с Вашим мнением, и раз уж Вы затронули тему законодательства, скажите, как Вы относитесь к закону о банкротстве физических лиц? Он часто мелькает на повестке, люди его очень ждали. Да и мировая общественность восприняла его как знак прогрессивности нашего законодательства.

– Знаете, это хороший, но в то же время неоднозначный закон, есть много вопросов по нему. К примеру, по ситуации с заемщиком, который объявляет себя банкротом, мне кажется, по данному случаю будут еще доработки. Думаю, он начнет действие в следующем году, и мы увидим, как много будет возникать подводных камней. Есть такой нюанс, что если физическое лицо – банкрот, то, по идее, он должен стать банкротом и по алиментам, коммунальным платежам и любым другим платежам, включая Отбасы банк и прочее. Он должен перестать платить по всем возможным платежам, но если это будет только по отношению к банкам, то тогда это несправедливо.  Мне хочется отметить, что люди должны понимать, что быть банкротом – это плохо. Да, можно попытаться «кинуть» банк и объявить себя банкротом, но нужно помнить и о последствиях, что многие компании, которые дают товары и услуги в рассрочку, уже не захотят иметь с ним дел, люди должны это осознавать.  И здесь очень важна роль государства и банков, когда необходимо поднимать уровень финансовой грамотности. Этим вопросом в том числе мы и планируем заниматься с начала следующего года.

– Думаю, что можно начать заниматься этим уже в ходе нашего интервью. Ведь сейчас все, кому не лень, говорят о повышении базовой ставки. Но для большинства из нас это очередной непонятный термин. Не могли бы Вы объяснить, что это такое?

– Базовая ставка – это инструмент денежно-кредитной политики Национального банка Республики Казахстан, необходимый для контроля инфляции. Сегодня во всем мире наблюдается риск наступления гиперинфляции, и, чтобы не допустить этого, центральные банки мира поднимают ставки, то есть стоимость денег. Для того чтобы эти деньги были дорогие и их не так легко было использовать для покупки или для кредитования и, соответственно, наращивания инфляции, но при этом данный показатель хорошо влияет на уровень ставок по депозитам. Людям сегодня выгодно держать деньги на депозитах, и эти деньги не уходят в экономику на разгон инфляции. Да, это вынужденная мера, и сейчас надо хорошо подумать, стоит ли брать дорогой кредит?

– Спасибо Вам за такой обстоятельный ответ. Но я хочу заметить, что сейчас важно не только заниматься просветительской деятельностью, но и финансово поддерживать те или иные проекты. Планируется ли у вас в ближайшее время реализация проектов по продвижению молодежного предпринимательства и IT-стартапов?

– Мы уже реализовывали такие проекты, у нас даже есть целое подразделение, в котором мы даем бизнес-советы. Был опыт, когда мы выпускали серию обучающих роликов на телевидении, когда мы проводили конкурсы и отбирали стартапы, предоставляли дешевые кредиты под 5%. У нас действуют программы по поддержке университетов: в рамках Halyk Academy мы оборудуем лаборатории и кабинеты, а наши специалисты проводят мастер-классы и делятся своим опытом. Отдельного упоминания стоит наша собственная льготная программа по женскому предпринимательству, на которую мы уже выделили 6 млрд тенге.

– Очень хорошо, что Вы упомянули программы для женщин. Гендерная тематика сейчас в топе в Казахстане. И, наверное, этот вопрос Вам уже много раз задавали, но не могу не спросить еще раз. Как Вам удается пробиваться в мужском мире?

– Сейчас намного проще, так как есть определенный авторитет, имя, репутация, которые наработаны годами. Тем не менее в начале моей карьеры мне в первую очередь помогал уровень моего профессионализма, мне также требовалось быть более дисциплинированной и трудоспособной. Знаете, все-таки есть в этом мужском мире финансов некая предвзятость по отношению к женщинам. Когда тебя видят вначале, молодую и красивую, то думают, что ты ничего не можешь, и порой приходилось доказывать свой уровень компетенций. Хотя сейчас ситуация меняется, и я думаю, что сегодня женщины в Казахстане достаточно эмансипированы. Есть женщины, которые выбирают роль домохозяйки, матери, и это тоже здорово, но когда женщина становится еще и активной в жизни – это, пожалуй, самый лучший пример современной женщины. Сейчас я все чаще вижу таких представительниц прекрасного пола, которые не боятся идти в бизнес, политику, IT-сферы и так далее. Считаю, что важно их продвигать и поддерживать, потому что те вызовы, которые ожидают нас в будущем, мы сможем преодолеть, только если будем работать все вместе. Здесь важен как мужской, так и женский взгляд на вещи, важна роль воспитания, важно уметь радоваться успехам и не обращать внимания на негатив. Его и так у нас с избытком.

– Кстати, о сложностях будущего года. Президент уже предупредил всех нас, что он будет очень непростой. Как пережить его?

– Знаете, когда началась пандемия, нам казалось, что ничего ужаснее уже не будет. Тем не менее сейчас, когда мы смотрим назад, мы понимаем, что было не так страшно, ведь, когда смотришь на ужасы войны, ты осознаешь, что это еще хуже, чем COVID-19.  Все рано или поздно закончится, и будут, возможно, новые вызовы. Да, следующий год будет экономически сложным, но мы знаем и понимаем, как решать эти вопросы. У нас есть все инструменты для этого, есть запасы для решения кризисных ситуаций, и главное, у нас есть хороший человеческий капитал, на котором все и держится. Лично я надеюсь, что следующий год будет предсказуемым, хоть и сложным.  Главное, чтобы не было непредсказуемых вещей, на которые ты не можешь повлиять – вот что страшно. Когда ты можешь контролировать ситуацию, то любые сложности решаемы. В целом же я желаю всем здоровья, мира, чтобы все проблемы закончились, а все остальное мы переживем и победим.

– Умут Болатхановна, спасибо Вам большое за такую интересную беседу. Мы Вам искренне желаем, чтобы все вызовы, с которым столкнется Halyk Bank, решались как можно быстрее. Успехов Вам в Вашей деятельности и с наступающим Новым годом!


Источник: inbusiness.kz